dedushka_stepan (dedushka_stepan) wrote,
dedushka_stepan
dedushka_stepan

Category:

Терентьев Петр Павлович

Ознакомился с архивно-следственным делом сослуживца дедушки.

Терентьев Петр Павлович
Terentev-1931
Год рождения: 1902.
Национальность: русский
Уроженец г. Москваы
Проживал: г. Москва, Даниловский вал, д.11, кв.6
Образование: среднее, экономист транспортник
Партийность: беспартийный
Род занятий: старший ревизор по доходам финансового отдела управления Ленинской ж.д.
Арестован: 20 окября 1937 года
Осужден 16 декабря 1937 года ОС при НКВД СССР по обвинению в участии в к.р. деятельности
Приговорен к 10 годам ИТЛ
Реабилитирована: 06.10.1954 года, определением ВК ВС СССР
Место хранения дела: ГАРФ. Ф.10035, оп. 1, дело П-51698

Копи АСД можно посмотреть: https://www.dropbox.com/sh/whfc9228myor0o9/QRjYfphX0X

Родился в Москве, 24 января 1902 года. Мать – домохозяйка, иногда подрабатывающая шитьем, отец  - рабочий-маляр красильно-аппретурной фабрики Рябовской мануфактуры,  умер в возрасте 43 лет в 1918 году. В семье было четверо детей: две девочки и два мальчика, Петр был самым старшим.
Начальное образование получил в городской школе, по окончании которой в 1913 году поступил в коммерческое училище им. братьев Солодовниковых, которое окончил в 1918 году. Первым местом его работы было Правление Рябовской мануфактуры, а после его ликвидации работал в продовольственном отделе Мосгорисполкома. Через два года он был взят на трехмесячный теоретический сбор при 3-ем Московском рабочем полку, где и добровольно остался служить, но прослужил очень недолго – в том же году его демобилизовали по приказу Реввоенсовета. Служба в армии, но уже срочная, в 16 артиллерийском полку, продолжится  с мая 24-го по октябрь 1925 года.


С осени 1923 года Петр работает десятником топливного склада станции Лосиноостровская Северной железной дороги, откуда переводится на должность агента для поручений в Московскую контору Московско-Рязанской ж.д., а после ее ликвидации – несколько месяцев он безработный.
С октября 1925, после демобилизации, возвращается на работу в систему железнодорожного транспорта – Управление Московско-Казанской ж.д., где занимает должности агента по разбору претензий, техника, ревизора. Без отрыва от работы с 1925 по 1927 год, Перт оканчивает Центральные экономические курсы НКПС.
Работал, судя по всему, успешно, т.к. в 1930 году его кандидатуру утвердили в заграничную командировку в китайский город Харбин.
Петр Павлович работал на КВЖД: с 1 апреля1930 по 24 марта 1935 года – коммерческим агентом, затем помощником начальника тарифно-распределительной части, совмещая эту должность с должностью помощника начальника дополнительных предприятий. Вместе с ним в Харбине была его жена – Любовь Ильинична Нечаева, работавшая в отделе переводов Управления КВЖД машинисткой. У нее было два брата: Федор и Василий, так же работавших на КВЖД переводчиками с китайского языка.
В 1931 году Петр Павлович окончил Харбинские Тракторные, Сельско-Хозяйственно-Технические и Автомобильные Курсы Международной Компании Жатвенных Машин (Экспорт) "Интернационал" и "удостоен звания"  Шофера-тракториста. В том же году, по направлению начальника службы общих дел Управления КВЖД, Терентьева в Советском консульстве в Харбине готовили ко внедрению в Харбинское отделение Крестьянской партии, но оно не состоялось по неизвестным причинам.
Семья уехала из Харбина  13 июня 1935 года, после продажи КВЖД Японии.
В Москве продолжил работать в системе НКПС (наркомат путей сообщения) – старшим ревизором финансового отдела Управления Ленинской ж/д.
В среду, 20 октября 1937 года Терентьева, по телефону приглашают зайти в Дорожный отдел НКВД Ленинской ж/д, где арестовывают, изобличая в "проведении шпионской деятельности и связях со шпионом Кубли" и через три дня помещают в Бутырскую тюрьму.
Никаких следственных действий с Терентьевым не происходит до 28 октября, когда оперуполномоченный Дорожно-транспортного отдела (ДТО) ГУГБ НКВД Ленинской ж.д. Лукашин проводит первый допрос, а спустя пол месяца,14 ноября, допрос продолжился. Последний, третий допрос, состоялся 16 ноября 1937 года.
В ходе допросов следователя интересовали: круг общения Терентьева во время его работы на КВЖД и по возвращению в Москву, учеба на курсах "Интернационал", уже арестованные сослуживцы. На все заданные вопросы он давал подробные ответы, не оговаривая никого.
Задавались так же вопросы о его связях с фашистскими организациями в Харбине, о его «шпионско-диверсионной деятельности в пользу японской разведки» и о связи с белогвардейскими курсами союза христианской молодежи… Все это Терентьев категорически отрицал.
В постановлении на арест, о чем написано ранее, Терентьева изобличался в "проведении шпионской деятельности и связях со шпионом Кубли". Так вот, касательно связей с Кубли (Кубли Николай Федорович, начальник финансового отдела на Ленинской ж.д., до 1934 г. бухгалтер на КВЖД. Арестован 12.08.37, расстрелян 1 декабря 1937), в протоколах допросов есть только одно упоминание о нем:
«Вопрос: Почему в числе своих знакомых вы не назвали Дурнова и Кубли?
Ответ: Дурнова и Кубли я не назвал потому, что особенно близко я их не знал.»
В то же время, сотрудники ДТО собирают компрометирующие материалы на Терентьева, запрашивая и получая различные справки с его места работы и допрашивая сослуживцев. Так, начальник финансового отдела управления  Ленинской ж.д., некто Семушкин, 2 ноября, в своем письме в ДТО ГУГБ сообщает:
«… Терентьев, как руководитель бригады по ревизии станций сознательно скрывал вредительские действия агентов станции Москва – товарная…»; «…Весь комплекс перечисленных фактов свидетельствует, что Терентьев и … способствовали вредительским действиям…» и обещает предоставить дополнительные материалы, что и делает 15 ноября.
Бывшие сослуживцы Петра Павловича так же дают порочащие его показания, говоря примерно одинаковыми фразами, а возможно и повторяя измышления следователя:
Калашников Константин Иванович, ст. ревизор Финансового отдела Управления Ленинской ж.д.:
«Терентьев был очень осторожен и открытых антисоветских взглядов не проявлял, но его скрытая враждебность к Соввласти чувствовалась всюду», «Терентьев часто вспоминал жизнь в Харбине…»;
Овчинников Василий Михайлович, зам. начальника финансового отдела Управления Лен. Ж.д.:
«В политических вопросах Терентьев старался не участвовать, был очень осторожен и скрытный. Но судя по тому, что он часто вспоминал хорошую жизнь в Харбине … Терентьев Советский строй и мероприятия Соввлвсти и ВКПб ненавидел.»
Три допроса обвиняемого, два – свидетелей-сослуживцев, пара писем с места работы и 11 листов агентурных донесений, варварски вырванных из архивно-следственного дела и 22 ноября 1937 года составлено обвинительное заключение: обвиняется в том, что «.. проводил подрывную шпионскую деятельность восхваляя жизнь в Харбине и имел тесные связи фашистскими организациями гор. Харбина». «…Следственное дело по обвинению Терентьева Петра Павловича представить на рассмотрение НКВД СССР».
16 декабря 1937, Особое Совещание при Народном Комиссаре Внутренних дел СССР постановило:
«ТЕРЕНТЬЕВА Петра Павловича за к.р. деятельность – заключить в исправтрудлагерь сроком на ДЕСЯТЬ лет, сч. срок со дня ареста.
Дело сдать в архив».
5 января 1938 года 8 отдел ГУГБ направляет начальнику ДТО Ленинской ж.д. предписание об ознакомлении Терентьева с постановлением ОС НКВД и направлении его в город Чибью, в распоряжение Ухтпечлага.
Однако об этом постановлении Терентьев узнаёт только в августе – начале сентября 1938 года, уже находясь на Котласском пересыльном пункте, о чем свидетельствует текст его жалобы от 2 сентября 1938 года на имя Верховного прокурора Союза ССР.
Всего в архивно-следственном деле Терентьева имеется три жалобы на имя Генеральных прокуроров СССР, Прокурора МВО и письмо его жены Калинину датированные с июля 1938 года по июль 1940 года.
28 октября 1940 года старший помощник Военного прокурора МВО Крутов, утверждает Заключение, составленного пом. военпрокурора МВО Таммом, по АСД на жадобу Терентьева:
«…Вредительство не доказано, но подозрительные связи по шпионажу и харбинцам как во время проживания в Харбине с 1930 по 1935 г., так и в Москве по день ареста имели место».
«… жалобу его оставить без удовлетворения…»
Не отличается оригинальностью и ответ от 11 января 1945 года Секретариата ОС при НКВД СССР, комиссара ГБ Иванова:
«… Учитывая наличие показаний свидетелей изобличавших Терентьева в связях с харбинцами… жалобу оставить без удовлетворения».
В начале 1944 года Петр Павлович, отбывая заключение в Ухтжеллаге и работая в качестве старшего экономиста ОЛП-а №3 «Нефтепромысел», ходатайствует о снижении срока заключения. Это ходатайство удовлетворено Особым Совещанием при НКВД СССР 1 ноября 1944 года– «За высокие производственные показатели и отличное поведение в быту Терентьеву Петру Павловичу снизить срок наказания в лагере на 6 месяцев». До дня освобождения – 13 апреля 1947 года оставалось еще 2 года и пять с половиной месяцев…
Судя по документам, имеющимся в деле, Петр Павлович продолжает бороться за справедливость и подает жалобу в 1947 году, прося повторно пересмотреть его дело, которую ОС, уже при МГБ, оставляет без удовлетворения 18 апреля 1947 года.
После освобождения о возвращении в Москву речи нет и он остается работать в Ухте, в том же лагпункте, но уже начальником планово-производственной части.
26 октября 1948 г. была издана директива № 66/241сс МГБ СССР и Генерального прокурора СССР, по которой органам государственной безопасности было предложено подвергнуть аресту и по решениям Особого Совещания при МГБ СССР сослать на поселение «всех освобожденных по отбытию наказания из лагерей и тюрем со времени окончания Отечественной войны шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций и групп… за исключением стариков, беспомощных инвалидов и тяжело больных». В соответствии с этой директивой рассматривалось и дело Терентьева, но, к счастью, Заключение Министра Госбезопасности Коми АССР, утвержденное 11 января 1952 года гласило: «За отсутствием основании директиву МГБ и Прокуратуры СССР № 66/241-сс в отношении Терентьева не применять».
Еще одну попытку пересмотреть дело Петр Павлович пробует в том же 1952 году, направив жалобу о пересмотре дела и реабилитации, на имя Председателя Совета Министров СССР Сталина, но Особое Совещание 27 марта 1952 года постановляет: «Учитывая, что Терентьев показаниями свидетелей изобличается в связях с харбинцами и антисоветских высказываниях… жалобу Терентьева оставить без удовлетворения…»
Со смертью Сталина в стране потихоньку запускается процесс реабилитации и, 10 ноября 1953 года, Петр Павлович, проживая и работая в Ухте, подает заявление о снятии судимости.
3 апреля 1954 года начальник Дорожно-транспортного Управления МВД Московско-Рязанской ж/дороги утверждает Заключение по делу Терентьева, которое предполагает ходатайство об отмене приговора Особого Совещания от 16 декабря 1937 года. С этим ходатайством согласен и заместитель Председателя КГБ при Совмине СССР, который 25 апреля предлагает все материалы по делу Терентьева, включая его жалобу, направить в Прокуратуру СССР с просьбой войти с протестом в Верховный Суд СССР, на предмет отмены упомянутого Постановления ОС и прекращения дела, обосновывая это тем, что:
«Никаких конкретных доказательств свидетели Калашников и Овчинников в подтверждении своих выводов о враждебном отношении Терентьева к Советской власти не привели.
Других объективных данных об антисоветской деятельности Терентьева в материалах дела не имеется, поэтому осужден он необоснованно».
4 сентября 1954 года Генеральный Прокуратур подает протест в ВК ВС СССР, который был удовлетворен 6 октября 1954 года: дело Терентьева Петра Павловича прекращено за отсутствием состава преступления.
После реабилитации Петр Павлович возвращается в Москву и, насколько я помню, проживает в районе метро «Университет» в «Красных Домах». Они часто встречались с моими бабушкой и дедушкой, к тому времени уже освободившемуся из лагерей. О чем они разговаривали – можно только догадываться…
Умер Петр Павлович в конце пятидесятых или в начале шестидесятых. Любовь Ильинична на не на много пережила его.

P.S.  Вот фамилии и должности тех сотрудников карательных и надзорных органов, которые причастны к фабрикации уголовного дела и к не рассмотрению по существу жалоб и ходатайств:
Лукашин – оперуполномоченный Дорожно-Транспортного Отдела (ДТО) ГУГБ НКВД СССР Ленинской железной дороги;
Савченко - старший лейтенант Государственной Безопасности, начальник 1-го отдела ДТО ГУГБ НКВД СССР Ленинской железной дороги;
Горбак В. – капитан ГБ, начальник ДТО ГУГБ НКВД СССР Ленинской железной дороги;
Антипов – прокурор Ленинской железной дороги;
Эстрин - Старший лейтенант Государственной Безопасности, зам. начальника ДТО ГУГБ НКВД СССР Ленинской железной дороги;
Вышинский Андрей Януарьевич – Генеральный прокурор СССР;
Калинин Михаил Иванович - председатель Президиума Верховного Совета СССР;
Куров - военюрист 2 ранга, помощник военного прокурора МВО;
Тамм – старший помощник военного прокурора МВО;
Иванов – комиссар ГБ, начальник секретариата Особого Совещания при НКВД СССР;
Гусев – майор ГБ, начальник 3-го отдела секретариата Особого Совещания при НКВД СССР;
Акопян – майор ГБ, оперуполномоченный секретариата Особого Совещания при НКВД СССР;
Плетнев – подполковник, начальник секретариата Особого Совещания при МГБ СССР;
Алексеев – майор, старший оперуполномоченный 1-го отделения секретариата Особого Совещания при МГБ СССР;
Кавлагин – подполковник, зам. Начальника 2 отделения секретариата Особого Совещания при МГБ СССР.
В документах все они, за редким исключением, не имеют: ни имен, ни отчеств, ни даже инициалов, так что проследить их дальнейшую судьбу затруднительно, но можно, с большой долей вероятности предположить – они, в большинстве случаев, ушли от ответственности.


Кроме них к фабрикации дела "приложили руки" и простые люди – сослуживцы Терентьева. К тем, кто попал в руки НКВД, и был так же безвинно осужден, трудно предъявлять какие либо претензии: мы можем только догадываться, какие меры к ним применялись для получения нужных показаний… А вот те сослуживцы, которые давали "порочащие" свидетельские показания, подписывали различные письма, характеристики – не могут рассчитывать на оправдания.
Tags: ГУЛАГ, НКВД, Терентьев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments