Сережа - внук

Центральный архив ФСБ 4. Продолжение 1.

 

Говоря современным языком, у меня в читальном зале архива произошел "облом", если под этим понимать не выполненные обещания и не оправдавшиеся ожидания…

Но все по порядку.

Не знаю, раскрываю ли я большую государственную тайну, но все же - читальный зал центрального архива ФСБ находится по адресу Кузнецкий Мост, дом 22, на втором этаже подъезда,  справа от Приемной ФСБ.

Читальный зал открылся после ремонта в понедельник, 8 февраля. В зале, довольно просторном, 12 столов, по два стула у каждого, для посетителей,. Четыре стола, стоящие вдоль стены, имеют возможность подключения ноутбука. В отдельной, небольшой комнатке имеется раздевалка, так же есть несколько служебных помещений. Освещение довольно яркое, даже устают глаза, что выяснилось позднее. Сотрудники архива и читального зала довольно приветливы.

Предложили расписаться в  ознакомлении с правилами использования сведений, полученных в результате знакомства с документами, что и было сделано.

Принесли дело моего дедушки, Кузнецова С.И., я расписался в специальном журнале.

Объяснили, что можно делать с материалами дела – смотреть, читать, переписывать "до последней точки", все "открытые" листы дела. "Закрытые" листы скрыты в картонные обложки или сложены вдоль листа, закреплены степлером и имеют надпись – не вскрывать.

Рассказали, что теперь, знакомится с делом я могу в рабочие часы читального зала, неопределенное количество дней. После ознакомления, на возникшие вопросы, сотрудник архива обещал дать ответы и сделать копии листов дела…

Почему то они говорят о возможности предоставления копий только 10% листов дела, хотя ст. 11 Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" от 18 октября 1991 года  № 1761-1 и п. 7  "ПОЛОЖЕНИЯ о порядке доступа к материалам, хранящимся в государственных архивах и архивах государственных органов Российской Федерации, прекращенных уголовных и административных дел в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочных дел"  утвержденное приказом Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федераций, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной служба безопасности Российской Федерации от 25 июля 2006 года N 375/584/352, не содержит никакого ограничения.

Оказалось, что обещанное фотографирование можно производить только с разрешения "генерала", как и пользование ноутбуком.

Мне, великой милостью,  было разрешено переснять только те листы, копии которых я получил по почте и пользоваться ноутбуком. В ходе съемки, девушка позволила сфотографировать и обложку

Дело НКГБ

Конечно, сфотографированные документы производят более сильное внешнее впечатление, чем их ксерокопии, хотя сути дела они не меняют. Сравните:

Ордер на арест

Логика  удивительна: можно все переписывать, но снимать ни-ни…

Из общения в читальном зале я узнал, что некоторые посетители по много дней и недель переписывают материалы дела. Неужели "системе" доставляет удовольствие, что люди вынуждены ездить к ним, просиживать у них часами, портить свое зрение…, только ради того, чтобы подробно узнать, всегда иметь в своем распоряжении информацию о нарушениях законов  и зверствах, творимых над их родственниками, ведомством, правопреемником/наследником которого в н.в.  является ФСБ?

Что ж, я тоже, пока, вынужден  действовать по их "правилам".

Просмотрел  все документы дела и начал переписывать с описи:

Дело НКГБ

Красным цветом выделены даты, указанные в описи, но они не соответствуют датам, указанным в самих протоколах. Рядом – даты из протоколов.

      Кроме документов, указанных в описи, там наличествуют:

-  листы 170 – 171 – "Заявление Кузнецова на имя Председателя КГБ" от 27 сентября 1955 (копия получена);

- лист б/н – Расписка Кузнецова в получении документов от 24 октября 1955 года (копия получена);

- ксерокопии ответов двух ведомств в адрес Начальника архивно-учетного отдела КГБ, датированные 1955 годом, о получении Кузнецовым денег за изъятые ценности.

 

Продолжение обязательно будет…

 

Да, советская власть до сих пор действует. По крайней мере в спецслужбах...
Предполагаю, с большой степенью вероятности, что листы 33-34 это доносы соседки по квартире. Посмотрите запись - 11.(10) Ознакомление с материалами следствия
Можно кликнуть на ник, рядом с фото.
Здесь начало - http://dedushka-stepan.livejournal.com/
Если обратите внимание на "метки", то перед названием стоят цифры, от 0 до5.. - можно смотреть и там.
А ведь оформление и орнамент обложки еще в восьмидесятые годы были совершенно такими же.
Сколько я таких дел сшил. К счастью, по обычной уголовщине.
Вы знаете, у меня есть такое ощущение, что и многие методы ведения дел, перекочевали в нашу действительность с тех времен...
((( У меня, увы, это не ощущения. А профессиональные знания. Хоть и работал в относительно "безобидной" общеуголовной сфере.
Мое "ощущение", это, кабы сказать... очень мягкое определение.
Действительность на много жестче.
Чем можно объяснить отношение ФСБшников: "переписывать можно - фотографировать нельзя", только тем, что они остались такими же НКГБшниками и КГБшниками.
Я пытаюсь проследить дальнейший карьерный рост сотрудников НКГБ, ВК ВС, прокуратуры, в общим всех, кто ставил подписи в документах по делу. Поучительна из судьба... Закончу - выложу
Может быть - перестраховка. Система-то тупая. И очень опасная для самих своих.
Вот и секретятся.
Может быть, какая-то связь с агентурной работой. "Свидетели" обвинения могут быть, хоть и не расшифрованными, но агентами. И их допрос следователем - "реализация" агентурной разработки.
Ну, и естественно, "на всякий случай".
Тупая и еще тупей.
В ОЗ упомянут "особый пакет". Меня заинтересовало, что это такое в принципе и я спросил об этом сотрудника, курирующего ознакомление (работает в Архиве > 10лет). Ответ был простой - не знаю. К стати, "пакет" в описи числится, а фактически отсутствует.
Сопоставив показания из материалов дела, записи дедушки (см. "Метки" 11(10)) и что соседи - Полонские, были единственными из всего дома, кто, при расселении в 63 или 64гг., получили квартиру в центре Москвы, я пришел к заключению, что "особый пакет" это донесения штатных агентов. Прав ли я - не знаю...
Запрет на изготовление посетителем архива фотокопий - это правило большинства центральных и региональных архивов в России, связано, как я предполагаю, с сохранностью дел (от вспышек листы быстрее портятся), а право копировать не больше энного процента от общего числа листов дела - с чем-то типа "авторских прав" архива.
Современные аппараты позволяют делать качественные снимки и без вспышки, а что касается "авторских прав архива" - в годы репрессий гос-во имело "авторские права на репрессии". Все продолжается?